Сегодня: 05:55, 18 июля 2024

Мариуполь - город, опаленный войной

19:06 Понедельник, 10 июня 2024 0

Татьяна Ческидова – поэт, переводчик, член Союза писателей России, руководитель Троицкого литературного объединения «Степь» и молодежной литературной студии «Жаворонки». Недавно вернулась из поездки в Донецкую Народную Республику, где приняла участие в международном мультикультурном фестивале «Звезды над Донбассом».  Мы попросили Татьяну Владимировну рассказать об этом.

 – В фестивале я принимаю участие во второй раз. Узнала о нем из интернета.   Сначала не поверила, что он проходит в ДНР, где идут военные действия, обстрелы. Но потом узнала, что проводится отборочный конкурс на участие в фестивале, цель которого – возродить русскую культуру на освобожденных территориях. Я решила, что надо попробовать, и отправила заявку. В ней указала, чем могу быть полезной.  Организаторы откликнулись, прислали информацию об условиях приезда, инструкцию по технике безопасности – как себя вести на территории ДНР. Изучила, поняла всю серьезность происходящего. Не было никакого страха – только чувство сопричастности к чему-то важному, необходимому, что стало огромным счастьем для меня. Мероприятиями фестиваля был охвачен большой контингент мариупольцев. Театральные труппы на разных площадках ставили спектакли, музыканты выступали с концертами, давали мастер-классы и участвовали в агитбригадах. Издательства и авторы проводили презентации новых книжных изданий. Режиссеры, актеры, сценаристы презентовали свои фильмы, хореографы длились мастерством с молодежью Мариуполя. И все это благодаря четкой и слаженной работе команды под руководством организаторов фестиваля - председателя Общественной палаты Донецкой Народной Республики Александра Игоревича Кофмана и его супруги, Карины Сергеевны.

– Вы тоже были участницей агитбригад?

– Да. На фестивале их было несколько, они состояли из музыкантов и поэтов. Агитбригады выступали в госпиталях и перед бойцами на линии фронта. В прошлом году в одном из сел, где мы выступали, собрались много бойцов – мы даже и не поняли, откуда они появились. После выступления все артисты вышли и дружно запели «Катюшу». Песню подхватили бойцы. И вот это чувство духа, единения – оно, казалось, душу выворачивало наизнанку. Бойцам мы подарили свои книги. Нашу агитбригаду возили на микроавтобусе с надписью «Команда главы Донецкой Народной Республики» депутаты ДНР, замечательные люди, настоящие патриоты своей земли Виталий и Алла Золотнюк.

 – Для вас лично в этих поездках произошла какая-то внутренняя переоценка?

 – До того, как были провозглашены официально ДНР и ЛНР, я, как и многие другие, не могла понять, как же так: там людей убивают, а мы не помогаем? Побывав на фестивале и пообщавшись с мариупольцами, я поняла, что наш президент поступил правильно. Российские бойцы пришли на Донбасс с освободительной миссией. И за это Европа нас осудила. Какие ценности она отстаивает? Что там происходило вообще? Донецкий врач Ольга Долгошапко, работающая в роддоме, рассказала, что украинские власти запрещали при рождении ребенка писать его пол. А в детских садах мальчиков учили ходить на каблуках, красить губы и носить платья. В порядке вещей было детское сексуальное рабство. Все нормальные люди восстали, поэтому и появилось ополчение – жители практически голыми руками начали защищать своих детей от этого кошмара. И тогда ополченцев начали истреблять целыми семьями. Раненых, их не разрешали брать в больницы. И вот эта мужественная женщина-врач совершила настоящий подвиг, за который получила награду из рук Президента России В. В. Путина. Она вместе со своими подвижниками-россиянами в подвале одного из общежитий создала тайный госпиталь для ополченцев, где все работали бесплатно: кто-то лечил и делал операции, кто-то полы мыл, готовил, кормил раненых.  За год эти героические люди поставили на ноги пять тысяч раненых ополченцев.

 – Что вы почувствовали, впервые увидев Мариуполь?

 – В прошлом году, когда заезжали, все просто прилипли к окнам автобуса, потому что без слез смотреть на город было невозможно. Я пыталась найти глазами хотя бы один целый дом. Местные депутаты сказали, что уничтожено 85% жилого фонда. Огромные груды камней на местах многоэтажек, огромные, опаленные дыры в полуразрушенных зданиях – обстрелов было так много, что не понятно, как люди выжили в этом аду. Многие выживали благодаря каменным подвалам. Еще в прошлом году, до прихода российских бойцов, в городе была полностью уничтожена инфраструктура: ни воды, ни тепла, ни транспорта, ни еды. Это было сделано ВСУ для истребления мирных жителей, не захотевших покинуть свои дома. Их уничтожали массово, минировав общественные места - парки, рынки, кладбища... Люди понимали, что на кладбище ходить опасно для жизни, поэтому хоронили погибших во дворах домов, а детей – на пришкольных участках. Местные рассказывали, что в один из дней обстрелы вдруг прекратились, и жители побежали на рынок, чтобы раздобыть хоть какой-то еды. Все они, несколько тысяч человек, в результате устроенной ловушки были уничтожены зажигательными снарядами.

6e445c31 4b92 449a 9e43 b2a821827d27

Когда я услышала эти истории, к примеру, как на виселицу повели ополченца, а с ним и его беременную жену, я еще яснее поняла, с кем и с чем воюют наши солдаты – с Сатаной. Это не просто фашизм – это огромное зло, святотатство, которое нужно уничтожать на корню, потому что эта зараза все вокруг заражает. Местные жители Бога молили, чтобы наши быстрее их освободили. А освобождался Мариуполь очень тяжело, поэтому там так много разрушений. Враг определял для себя выгодные с его точки зрения локации – на крышах родильных домов, в детских садах и школах, запрещали людям, детям покидать эти помещения, чтобы наши военные по ним не стреляли. Это методы фашистов в Великую Отечественную, когда они, наступая, прикрывались «живым щитом» – женщинами, стариками и детьми.

d857ea4d 729e 483f ae80 7b25dc29d989

Учительница одной из школ, Ирина Ивановна, рассказала, что в городе не было воды, люди шли на родник. А напротив сидел снайпер и «снимал» каждого. И вот, практически по телам погибших, люди все равно шли сюда, не зная, вернутся ли обратно. Ирина Ивановна сказала, что однажды пять дней она держалась на одной чашечке кофе. А когда соседи раздобыли где-то горсть макарон – в семье раздали всем по одной макаронинке. Другая моя собеседница, преподаватель Мариупольского университета, рассказала о том, что похудела до 35 килограммов, от голода отказывали ноги. Ее мама осталась без крова и выжила тоже лишь благодаря подвалу. «Когда ты совсем истощен, идешь по улице, ноги заплетаются, а вокруг лежат трупы, части тел – тебе уже становится все равно – убьют тебя или нет, – делилась преподавательница. – Перед нами рухнули две пятиэтажки. Осталась одна, полуразбитая. Мы сидим в подвале, молимся на коленях, закрыв глаза. Из соседних разрушенных домов к нам прибежали кошки. «Мама, мы умрем?» «Нет, раз кошки пришли – они чувствуют, где безопаснее». И тут дверь подвала открывается и заходит наш русский солдатик: «А вы что тут делаете? Быстро эвакуироваться? Нас вывели по коридору. Потом я попала в госпиталь».

Я слушала ее и ловила себя на мысли: все это ведь уже происходило в военном Ленинграде. Стоит ли говорить, что люди, при освобождении города нашими бойцами, испытали радость, которая может сравниться лишь с радостью победы в сорок пятом году.

   – Как там происходит возвращение к мирной жизни?

– Россия на освобождаемые территории подтягивает огромное количество ресурсов: управленцев, коммунальщиков, строителей. Едем по дороге и видим часть подорванных домов, рядом работают саперы и тут же кладется асфальт. Новые кварталы, белоснежные дома с красивой архитектурой. До окраин и частного сектора руки, конечно, еще не дошли. Но там, где хоть что-то сохранилось и можно отремонтировать, идут восстановительные работы. С улиц вычищаются завалы и все отстраивается заново. Мы увидели уже красивый город, где все работает: аптеки, школы, магазины – в них все есть. Мариуполь за год не узнать.

– Вы упоминали книги, подаренные бойцам. Какая вообще там ситуация с книгами на русском языке?

– Второй год я привожу в библиотеки Донецка и Луганска книги южноуральских писателей, собранные Союзом писателей Челябинской области. В этом году я передала в Центральную библиотеку Донецка еще и книги троицких авторов: сборники рассказов и поэзии Елены Дуденковой, Рафката Булатова, свои поэтические сборники, а так же трилогию Павла Дмитриевича Хрипко «Капитанский сын». Книги Павла Дмитриевича в прошлом году попали в библиотеку Луганска, ведь он сам оттуда родом. А в этом году – в библиотеки Донецкой республики. Мне рассказали, как там ждут русские книги – берут их трепетно, бережно, чуть ли не трясущимися руками. Почему? Более 10 лет люди были оторваны от этих книг. Из библиотек местные жители несут их целыми пакетами. И сейчас они хотят восполнить то, что у них отобрали.

– Так понимаю, что в первую очередь необходимо спасать детей, которые подверглись опасной идеологии и даже успели вырасти на ней?

– Совершенно верно. Первое, что сделали власти освобожденных республик – выпустили такие азбуки, которые возвращают маленьким жителям их потерянное детство. Но самая главная проблема – старшеклассники, поколение, выросшее на вражеской идеологии, когда самый главный враг и виновник всех трагедий – это русские. Как развернуть их отравленные умы в нужном направлении? Местные педагоги проходят переквалификацию в России, чтобы работать с такими подростками. И сами просят нашего президента и правительство чаще отправлять детей на отдых в российские регионы, где они проходят реабилитационную программу. Увидев реальную Россию и россиян, почувствовав доброе к себе отношение, подростки начинают понимать, что все далеко не так, как им внушали украинские идеологи.  За 10 дней их мировоззрение меняется на 180 градусов.

 

Наталия Сорока

 

Прочитано 361 раз

Оставить комментарий

Размещая комментарий, вы подтверждаете согласие на обработку персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности, размещенной в разделе «Информация для пользователей».

Военная служба по контракту 100х100 мм

БВП 900Е1320

obb

scale 1200 2

Яндекс.Метрика