Сегодня: 01:56, 15 июля 2024
Фото Юрия Зеленина Фото Юрия Зеленина

Возродить для потомков

15:31 Среда, 30 августа 2023 0

В рамках экспедиции в Карталинский район журналисты городских и районных газет побывали в Джабык-Карагайском бору, который  является ботаническим памятником природы областного значения, и сильно пострадал от июльского пожара 2021 года.  Бор  еще называют "легкими Южного Урала". Пожар в течение нескольких дней  тушила буквально вся область во главе с губернатором Алексеем Текслером.

О происходящем в Карталинской районе писали все региональные и многие федеральные СМИ. А источником объективной информации были журналисты местной газеты, которые в круглосуточном режиме следили за ситуацией. И потом журналисты старались помогать людям решать сложные юридические, финансовые, имущественные проблемы. Эта тема и сейчас одна из главных на страницах «районки».  По официальным данным, огонь повредил 15 тысяч гектаров  леса. Но пострадала не только природа, пострадали и люди: во время пожара сгорели более 70 домов в селах Джабык и Запасное.

Из рассказа Андрея Угличина:

photo 2023 08 22 13 06 42 копия– Сначала, 8 августа, возникл сразу три очага пожара, но их удалось локализовать. Потом вдруг, откуда ни возьмись, с другой стороны налетел сильный шквалистый ветер – он мгновенно  разнес искры огня.  Пожар вернулся, и он был уже верховым. Деревья горели как спички. Огонь скакал и перескакивал с места на место,  ежесекундно увеличивая площадь возгорания. Это на самом деле было очень страшно, – рассказал телеоператор редакции «Карталинская новь» Андрей Угличин, вместе со своими коллегами работавший в зоне горячих очагов. – И тогда встала задача: спасти населенные пункты. Деревня Джабык, которая пострадала больше всех, была окружена горящим лесом со всех сторон. Если вы помните сюжеты тех дней, то казалось, что все снимали ночью, а это просто дым закрыл собой солнце, и наступила темнота. Да и люди все пропахли гарью и дымом. Земля буквально горела под ногами: в кроссовках невозможно было по ней идти. Треск стоял такой, что когда в нескольких от нас метрах подъехали пожарные машины и посигналили, их мы не услышали. Помню, что одна женщина, которая вместе с другими эвакуированными жителями Джабыка ехала в автобусе в поселок Новокаолиновый,  рассказывала: «Мы ехали в автобусе и молились, чтобы он не загорелся.  Потому что ехали по огненному коридору: с двух сторон дороги горел лес».

В эти три дня жители показывали примеры героизма. В Еленинском поселении есть село Кизилчилик. Оно состоит из одной улицы и 80-90 дворов. Когда жители узнали, что огонь подбирается к деревне со стороны леса  по траве, то  все, как один, вышли на защиту: кто с лопатами, кто с ведрами. Тракторами  опахали полосу земли возле леса, чтобы остановить огонь. Двое суток они не спали, но отстояли свою деревню.

Уже даже после пожара, когда прошло дней десять, земля еще не остыла. Потерявшие в один миг кров и все нажитое имущество люди  разбирали завалы и пытались хотя бы металлолом оттуда забрать. Им помогали односельчане, все, кто мог. Знаете, чего люди жалели больше всего? Уничтоженных семейных альбомов. А одна мать горевала, что сгорело свадебное платье ее умершей дочки. Глаза у людей стали такими бесцветными, то ли от дыма, то ли от горя. Никто не верил, что в октябре они уже смогут зайти в новые дома или получить компенсацию за уничтоженную огнем недвижимость. Но губернатор сдержал свое слово. В те дни, возле оперативного штаба МЧС в Новокаолиновом, стояла его палатка, и люди шли к нему  туда, и он всех принимал. В итоге никто  не остался без крыши над головой.

С надеждой на лучшее

Журналисты отправились на место пожаров - в село Джабык. Сейчас здесь практически ничего уже не напоминает о той трагедии – только белые крыши новых домов, построенные для погорельцев. Перед этим, на экошколе в Карталах, местный эксперт по особо охраняемым природным территориям Владимир Долматов рассказал о том, что Джабык-Карагайский бор – это  остаток реликтового леса, который до ледникового периода покрывал территории от восточных склонов  Южного Урала до предгорий Алтая. Это место наибольшего биологического разнообразия в регионе, так как здесь  одновременно обитают  животные лесной и степной зон. Пять  видов животных занесены в Красную книгу  области. Среди них: балобан (разновидность сокола), стрепет (птица семейства дроф), филин. В бору растет и краснокнижная орхидея – ятрышник шлемоносный;  всегда было и большое разнообразие ковылей –   большинство их видов занесены  в Красные книги России и  области.  Здесь водятся косули, лоси, рыси. В 1970-е годы плотность здешних косуль  была самой высокой в РСФСР. И сейчас, после пожара, их обитает более двух тысяч, есть и 20 лосей.

Сам бор местами сейчас выглядит полумертвым: опаленные верхушки вековых сосен похожи на отгоревшие свечи. Специалисты говорят о том, что  для восстановления реликтового бора потребуется более 100 лет. Карталинцы горюют: теперь бор напоминает не легкие Южного Урала, а, скорее, легкие курильщика. И  продолжают возрождать все, что уничтожено стихией. Уже осенью того же 2021 года на территории заказника прошла всероссийская акция «Сохраним лес». Неравнодушное руководство и жители региона, местная администрация, представители лесничества, специалисты пожарно-спасательного гарнизона, журналисты высадили на расчищенной территории 30 тысяч сеянцев сосны.

Специалист пожарной лесоохраны Максим Задин привел участников экошколы в «сосновые ясли». Саженцы-двухлетки поднялись за два года на 10-15 сантиметров, многие засохли из-за ветров и отсутствия дождей. Больше повезет тем семенам, которые разносит ветер и птицы – у них есть шансы прижиться и стать  деревцами.

По мнению специалистов, восстановление уникального бора имеет свои особенности. Как отмечает эксперт экошколы, заслуженный эколог РФ Александр Лагунов, в Джабык-Карагайском бору сосна особенная, она генетически отличается от других. Этому массиву были даже выделены лесные генетические резерваты (заказники) специально для сохранения генофонда  бора. То есть, для засаживания горельников подойдут не любые саженцы, требуется научный контроль. Но при этом эксперт более оптимистичен. «Даже если мы вообще ничего не будем делать, я вас уверяю, через 20 лет эти участки зарастут преимущественно сосной. Но если грамотно проводить экологическую реабилитацию, бор восстановится быстрее, и он будет по-настоящему реликтовым», – считает он.

– Есть и еще одна проблема. Это расчистка леса. Раньше этим занимались лесники, но после сокращения структуры их практически нет. Нужно много транспорта, чтобы повалить и вывезти обгоревшие деревья, пока качество древесины не упало до минимума. В прошлом году вырубили 350 гектаров, в этом меньше. Ведь  поврежденные  деревья погибают от корня, падают, образовывая завалы в лесу. Но и многочисленные пни мешают распахать, заборонить землю для будущих саженцев, – сетует Максим Задин. Александр Лагунов добавляет:  поврежденный огнем и не спиленный лес может стать и  рассадником насекомых-вредителей: непарного шелкопряда, сосновой совки, сибирского шелкопряда.

Программа экошколы охватывает пять крупных районов  области, где находятся особо охраняемые природные территории. Поэтому занятия журналистов были посвящены темам охраны и проблемам ООПТ, особенностям освещения их в местных и региональных СМИ. Проект регионального Союза журналистов «Экологическая школа для журналистов Южного Урала. Особо охраняемые природные территории в зеркале СМИ Челябинской области» реализуется на средства Фонда поддержки гражданских инициатив Южного Урала.

photo 2023 08 22 13 10 08 копия

На фото: Максим Задин

 

 

Екатерина Александрова

Прочитано 279 раз

Оставить комментарий

Размещая комментарий, вы подтверждаете согласие на обработку персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности, размещенной в разделе «Информация для пользователей».

Военная служба по контракту 100х100 мм

БВП 900Е1320

obb

scale 1200 2

Яндекс.Метрика