Сегодня: 10:04, 07 декабря 2021

«Если бояться жизни, то так никогда не начнешь жить»

15:37 Воскресенье, 12 сентября 2021 0

В предыдущем номере газеты наши читатели вспоминали свои школьные годы и сравнивали советскую систему образования с современной. Сегодня мы публикуем еще одно мнение.

Валерий Тарасов:

– Я учился в школе №3 с 1971 по 1981 гг.. С тех пор успел закончить два университета в России – Уральский и Санкт-Петербургский, а также два университета в США по одинаковым специальностям: журналистика и юриспруденция. В 1999 году наша семья переехала в США. Сейчас у нас небольшой частный издательский бизнес. Родную третью школу, где бы ни жил, всегда вспоминаю с теплым чувством. До сих пор переписываюсь с одноклассниками и поддерживаю дружбу в соцсетях с учителем математики Надеждой Дмитриевной Бочкаревой. На ее уроках хотелось делать задания на две темы вперед. Валентина Ивановна Круглякова, Елена Филипповна Пустовалова, Людмила Алексеевна Бачанова, Светлана Степановна Святкина, Николай Гаврилович Попов и многие другие –все они носили звание учителя с гордостью. С классным руководителем, Людмилой Александровной Малковой, мы всем классом гуляли по городу и заходили к ней домой пить чай. Жаль, что не она вела у меня английский язык, который так понадобился при переезде… Вспоминаю и своих одноклассников: Рифата и Риту Галиуллиных, лучшего друга детства Раиса Губайдуллина, Ольгу Петраш, Веру Петрову, Андрея Королева, Федю Илялова, Надита Галеева, Шурку Колмакову и других. Многие живут в Троицке, и, думаю, тоже с теплотой вспоминают родную школу.

 Tarasov1

 

Когда мы переехали в США, дочь окончила шестой класс гимназии в российской школе. Там она была отличницей. Здесь за год она скатилась на тройки по математике. Что случилось? Я заставил ее взять экзамен в местный университет. В Америке такое возможно: вы можете сдавать каждый квартал экзамен, который дает вам возможность при определенных баллах поступить в тот или иной колледж или университет. На этом тесте дочь набрала 21 балл – после 6-го класса российской школы! Этого было достаточно, чтобы сразу поступить в местный университет. Тут я понял, что ребенку было просто скучно учиться в школе, проходить то, что она давным-давно учила в России. Уровень российского образования оказался значительно выше аналогичного в США. Но в США система оказалась гибче – она давала больше возможностей способным ученикам. Например, школьник в шестом классе может брать тригонометрию за одиннадцатый класс, если сдаст необходимые экзамены экстерном. А школьники High School – это обычно 9-11 класс – могут брать предметы уровня колледжа. Учителя постоянно дают школьникам тесты, которые показывают уровень ученика, и в итоге сами продвигают вперед студентов (так здесь называют школьников – студенты). Поэтому в одном классе в школе можно увидеть студентов с разницей в возрасте в два-три года. Это позволяет окончить школу раньше и сократить период обучения в университете.

Кроме того, система обучения в средней и высшей школе (Middle и High) позволяет студентам самим выбирать классы (предметы). Так что биологию, например, студенты могут брать, будучи и в 6, и 10 классе. Опять получается разновозрастной класс. Почему я обращаю на это внимание? Потому что многие российские иммигранты боятся «перепрыгивать» из класса в класс, учиться с детьми другого возраста, объясняя это психологическим дискомфортом. В американской школе этого нет, здесь все перемешано. Нет такого, что все 20-25 школьников одним классом учатся с 5-го по 11-й класс. Одного постоянного состава классов не бывает, все постоянно смешиваются. С одной стороны – это плохо, не формируется костяк коллектива, как в российской школе. С другой - хорошо, поскольку воспитывается здоровый индивидуализм, где нет эффекта стадности. Каждый за себя. С этой целью, думается и построена гибкая система средней и высшей школ, где талантливые ребята могут «прыгать» через классы, а в одном классе может быть три уровня детей, в зависимости от понимания задач. Отстающих в классе не называют тупыми или глупыми, им не советуют поступать в школы для умственно отсталых, им ставят оценки в зависимости от их уровня. Кстати, на второй год в американской школе оставляют только по желанию родителей. Если он посчитает, что студенту надо остаться на второй год, ребенок останется еще на один год в этом классе. Если нет, то позанимается летом с учителями еще раз и переходит в следующий класс.

Школьный день американского ребенка начинается с того, что все студенты встают в своем классе и дают клятву верности флагу США: «Я клянусь в верности своему флагу и республике, которую он символизирует: единой неделимой нации со свободой и справедливостью для всех»... Этот ритуал воспитывает патриотизм, но патриотизм не слепой, не связанный пропагандой или иными идеологическими ценностями. Поскольку патриотизм – это не просто поднятие правой руки, но и процесс воспитания. В оценке работы любого учителя присутствует такой элемент как формирование критического мышления. То есть, учитель должен не просто дать ученику какой-то материал, но дать возможность оценить его с разных точек зрения. Например, однажды учитель литературы дал в классе моего сына задание оценить произведение с разных точек зрения: марксизм, анархизм, консерватизм, либерализм и так далее. Разные ученики высказывали совершенно разные точки зрения на один предмет, что, с одной стороны, забавно, а с другой как раз показывало, насколько разнообразно общество и насколько важно понимать и учитывать другие мнения. И, когда я недавно спросил одного учителя, что такое патриотизм американского студента, он мне прямо сказал: «Это еще и умение критиковать правительство». В этом смысле, конечно, сильно проигрывают те политинформации по вторникам, которые были у нас в школе в 70-е: «Два мира – два детства», где нам прививали мысль о том, как счастливо мы живем в СССР и как плохо живется детям в Америке. До какой-то поры мы слепо верили в это, потом все рухнуло в один момент. Жизнь на ложном патриотизме строить нельзя. В России на самом деле есть многое, чем реально можно гордиться.

Ментальность российских и американских школьников примерно одинакова. Они такие же непосредственные в общении, дружелюбные, открытые. Что сразу бросается в глаза – умение американских школьников описывать свои внутренние чувства и переживания. В этом смысле юные россияне более закрыты и замкнуты, тем более, в присутствии учителей или родителей. Воспитание в школе в США вообще начинается не с патриотизма, не с изучения математики, а с умения вести себя в коллективе правильно, считаясь со всеми. Не конфликтовать, не ругаться, не быть агрессивным, а понимать, что «твоя свобода заканчивается у кончика моего носа». Так говорит моя знакомая, которая более сорока лет проработала учителем в Техасе. Иными словами, ты являешься свободным, никто не вправе посягнуть на твою свободу, но при этом ты должен уважать и свободу других. Ты не обязан любить кого-то или признаваться ему в симпатиях, но должен терпимо относиться ко всем, как и любой другой должен относится к тебе.

Мой шустрый внук, у которого много энергии, сразу получил несколько хороших уроков еще в pre-school (это подготовительный класс в школе, в котором дети занимаются с пяти лет). Учителя терпеливо учили его выдержке и контролю над собой, над своими эмоциями. А я для себя сделал вывод, что меня бы в американской школе уже выгнали за плохое поведение или бы постоянно наказывали. Мои учителя в СССР терпели это: ставили мне «неуд» за поведение, но пятерки за знания.

Не знаю, как сейчас, но в целом система образования в российской школе, мне кажется, все-таки сильнее. Уровень стандартов обучения намного выше. Когда мои внуки пошли в школу и я увидел их учебники математики, немедленно заказал экземпляры из России. Они построены грамотнее, логичнее, правильнее для ребенка, чем американские. Некоторые задания в американском учебнике нужно было выполнять просто методом подбора чисел, что для ребенка было непонятно и вызывало шок. Приходилось объяснять, что это не математика, что это не имеет к ней никакого отношения. В итоге приходилось учить не математике, а умению не бояться ее. Это, кстати, то главное, чему научили меня в родной школе. Не каким-то специальным, конкретным знаниям, а общему подходу – умению не бояться учиться, открывать что-то новое каждый день, не бояться самой жизни. Этому теперь я и учу своих внуков. Ведь если бояться жизни, то так никогда не начнешь жить.

Александра СМОЛЕНСКАЯ.

Фото предоставлено Валерием Тарасовым.

Прочитано 250 раз

Оставить комментарий

Размещая комментарий, вы подтверждаете согласие на обработку персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности, размещенной в разделе «Информация для пользователей».

obb

300.150

banner1

1d97d7149416b11034ed39ca1af2f093

Яндекс.Метрика