Сегодня: 17:21, 16 июля 2019

Трагедия в Магнитке

15:08 Пятница, 11 января 2019 0

О том, что у нее больше нет квартиры, Вера Лактионова узнала рано утром 31 декабря от своей подруги

Обрушившийся в результате взрыва газа дом в Магнитогорске унес жизни почти четырех десятков людей. Некоторым удалось остаться в живых буквально чудом. В их числе – семья Лактионовых, гостившая в эти дни в Троицке. К разбору завалов были привлечены и сотрудники Троицкого поисково-спасательного отряда областной службы спасения.

Остались в живых благодаря чуду

О том, что у нее больше нет квартиры, Вера Лактионова узнала рано утром 31 декабря от своей подруги Людмилы Наседкиной. Она позвонила и сообщила, что в доме произошел взрыв, подъезд рухнул. Лишь спустя несколько минут Вера Егоровна осознала, что она осталась в живых. Потому что вместе с дочерью приехала отмечать Новый год в Троицк.

– У моей старшей сестры Любы День рождения в феврале, и мы обычно старались приезжать к ней именно в это время, – рассказала Вера Егоровна, с которой мы встретились в Троицке, в поселке ГРЭС, 2 января. – А тут дочь надумала пойти учиться в автошколу, и как раз в феврале ей предстоит сдача экзаменов и получение прав. В общем, именно Лена уговорила меня приехать сюда на Новый год. Супруг Владимир Иванович остался в Магнитогорске.

Стоит отметить, что сестра Веры Лактионовой, Любовь Егоровна Лагутина, в свое время переехала в Троицк из Магнитогорска, на строительство Троицкой ГРЭС. Работала на станции в столовой, была заведующей производством. В начале 70-х годов к ней в гости приехала Вера, и старшая сестра уговорила ее здесь остаться. Младшая из сестер работала преподавателем в школе № 6, растила дочь Елену, даже успела квартиру в поселке получить – однокомнатную в 10-м квартале. Но ее всегда тянуло на малую родину, в Магнитогорск. В начале 80-х она познакомилась со вторым мужем, Владимиром, у него тоже было свое небольшое жилье. Вот эти две квартиры они, поженившись, и обменяли на двухкомнатную в Магнитогорске, по адресу: ул. К. Маркса, 164, кв.337. Ту самую, которой лишились 31 декабря.

Мне страшно возвращаться, я боюсь смотреть на свой дом!

– Вы знаете, в этой квартире мы жили с 1984 года, – продолжила Вера Егоровна. – А в 1986-м в ней погиб наш двухлетний сынишка Денис. Так сложились обстоятельства – мальчик уснул, а муж выбежал за хлебом в булочную. Причиной пожара стало замыкание проводки, малыша мы потеряли. А я в то время, когда умирал мой сын, спасала чужого ребенка. Работала тогда в детской комнате милиции, и горе-мамаша, напившись на пляже, уснула, а ее мальчик сильно обгорел под палящим июльским солнцем. Вот такая она, жизнь… Я сходила с ума по Денису, и врачи настоятельно рекомендовали мне родить ребенка. Так в 40 лет у нас появилась Ксюша. Мужу тогда уже исполнилось 47.

О трагедии 31 декабря Вера Егоровна говорила с трудом. Рядом с ней постоянно находились дочь Елена и сестра Люба, наготове был аппарат для измерения давления и разные лекарства – женщина плохо себя чувствовала.

– Люда Наседкина позвонила мне где-то в половине седьмого утра, – поделилась Вера Егоровна.– Она живет в доме напротив, сообщила, что подъезд наш рухнул, что все плохо и страшно, крики и суета, полыхает огонь и бьет фонтаном вода… Я просто онемела от ужаса. Конечно, все уже соскочили с кроватей, мы включили телевизор, увидели новости и не поверили своим глазами. Кажется, заплакали все разом. Естественно, первым делом я позвонила мужу. Когда поняла, что он жив, просто уже зарыдала в голос.

Владимир Иванович Лактионов, 78-летний пенсионер, ветеран Аэрофлота, остался приглядывать за Максом – это кот дочери Елены. Привередливая животинка любит, чтобы ее кормили по расписанию, а вечером – обязательно. Сделав все необходимы процедуры, Владимир Иванович прилег перед телевизором и задремал. Рядом мирно посапывал Максик – идиллия, да и только! На улице крепчал мороз, и решил мужчина заночевать в квартире дочери. Вы понимаете, что кот спас пенсионеру жизнь?

– Это просто какое-то чудо новогоднее, что папа остался ночевать у меня, – поделилась Елена. – Как только мы немного отошли от страшного известия, сразу же пошли все вместе в храм, как могли, благодарили Бога за то, что остались все в живых и просили сохранить жизни другим соседям.

– Мы жили на шестом этаже, на площадке было по шесть квартир, по три с каждой стороны от лифта, – продолжила Вера Егоровна. – Я до сих пор не могу поверить, что нет в живых моей доброй соседки Нелли Тинибаевой… Мы с ней созванивались накануне, она сказала, что берет к себе на ночевку любимого внука Данилку… Оба погибли… На нашей площадке жила хорошая семья таджиков с тремя детьми, в живых остался только отец, да и тот в тяжелом состоянии… Да всех знаю, кто жил в нашем стояке, это порядка 20 квартир, многие погибли…Мне страшно возвращаться, я боюсь смотреть на свой дом! На кадрах из новостей, сделанных с фасада, я не могу предположить, где была квартира, а на фото с задней части дома вижу болтающиеся на ветру мои кухонные занавески.

Что и говорить, телефоны у Веры Егоровны и Елены не умолкали: звонил супруг, по-военному докладывая обстановку, родственники, друзья, коллеги по работе. Кстати, Лактионова до выхода на пенсию служила в Ленинском райотделе милиции, имеет звание майора и ветерана труда. Сослуживцы и все близкие наперебой предлагают помощь, а она даже не знает, что сказать.

– У меня с собой только паспорт и пенсионное милицейское удостоверение, – сказала Вера Егоровна. – Из одежды только дорожный костюм да нарядная кофточка к новогоднему застолью. Все осталось там. Не знаю, с чего будем начинать, но уверена, что без помощи правительства страны и области, президента и губернатора не останемся. Видим, какая проводится работа на месте взрыва, и понимаем, какие страшные масштабы катастрофы. В первые же часы после трагедии муж побывал в штабе, сказал, что нас не было в квартире, оформил все необходимые документы – он же военный, привык к порядку.
Утром 3 января Вера Егоровна и Елена отправились в Магнитогорск. Сначала хотели обосноваться в хостеле, но потом приняли решение остановиться у дочери. Хоть квартира и однокомнатная, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Вчера мы связались с Еленой по телефону.

– Когда приехали, сразу пошли в штаб, – поведала женщина. – Очень активно работали все службы, лично губернатор Борис Александрович – на прием к нему мы и не записывались, так как все вопросы можно было решить без его участия – настолько слаженно все было организовано. Нам уже выдали дубликаты некоторых документов, скоро получим оригиналы. Будем ждать выделения средств на жилье – обещали, что будут выдавать денежные сертификаты с учетом утраченного метража, месторасположения жилья и т.п., а покупать квартиры жители будут сами. Увиделись с выжившими соседями – обнялись, как с родными, расплакались, мы теперь ведь как одна семья, сплоченная горем. Они многое рассказали, от чего волосы дыбом вставали. Да, есть Бог на свете, что спас нас от этой трагедии. Ведь и сестра моя, Ксюша, сейчас в Санкт-Петербурге находится на учебе, а хотела на Новый год домой приехать. Папа находится в состоянии стресса. До сих пор не верится, что мы все остались живы…

Самое непосредственное участие в разборе завалов принимали наши спасатели во главе с начальником Троицкого поисково-спасательного отряда областной службы спасения Николаем Лаврентьевым.

– Уже с 7 часов утра 31 декабря в нашем отряде был объявлен сбор, – рассказал Николай Сергеевич. – Вместе со мной в Магнитогорск выехали Алексей Безверхний, Александр Милюков, Андрей Обухов, Сергей Жерноклеев, Денис Истомин, Александр Пятак. Мы сразу по прибытию поступили в распоряжение Магнитогорского ПСО до прибытия вышестоящего руководства. В работу включились моментально, начав спасать живых людей из-под завалов. Но надежда таяла буквально с каждой минутой… В «минуты тишины» все чутко прислушивались к малейшим звукам, но напрасно. Настоящим чудом стал Ваня Фокин, извлеченный из-под завалов через 35 часов после обрушения. Усилий было приложено немало, на предполагаемом месте его нахождения работали лучшие российские специалисты, в том числе кинологи. Кстати, его отец, внешне спокойный в видеосюжетах, буквально силой пролез через все заграждения и очень четко указал, где может быть его сын.

Есть такая фраза: «чуяло материнское сердце». В данном случае сердце было отцовским.
Вообще, работали мы без эмоций, напряженно и очень быстро, слаженно и внимательно, ведь существовала реальная угроза обрушения плит перекрытий. А вот потом, в часы отдыха, не могли даже толком говорить о своих чувствах, комок подкатывал к горлу. Видели погибших мать в обнимку с ребенком… То есть, люди просто уснули и не проснулись.

Равнодушных не было, все старались оказать хоть какую-то помощь.

Еще один троичанин был в эпицентре трагических событий в Магнитогорске – Вадим Трунов, заместитель начальника Главного управления МЧС России по Челябинской области:

– Мы сделали максимально все, что могли, – отметил Вадим Викторович. – Спасательные службы работали круглосуточно, сменяясь каждые два часа. В каждую смену было задействовано порядка 100 человек. Работали, изначально применяя из инженерной техники только высотные манипуляторы, все остальное выполняли вручную в надежде на живых людей. В первые часы только силами Магнитогорского пожарного гарнизона при помощи высотной техники были спасены 18 человек, еще шестеро живых обнаружены в завалах. Сплоченность людей просто поражала: кроме специалистов, отлично работали волонтеры, представители религиозных конфессий, все коммунальные, жизнеобеспечивающие и прочие службы. Равнодушных не было, все старались оказать хоть какую-то помощь. Очень помог спецтехникой металлургический комбинат. В целом министерством ЧС РФ была дана высокая оценка действиям всех подразделений.

Елена ВЕРШИНИНА

Прочитано 338 раз

Похожие материалы (по тегу)

Оставить комментарий

Размещая комментарий, вы подтверждаете согласие на обработку персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности, размещенной в разделе «Информация для пользователей».